Взрослая социальная сеть
Текстовая версия форума
Знакомства для секса Регистрация


Сказки стран ЮВА

Текстовая версия форума: Китай, Япония, Корея, Таиланд, Вьетнам



Полная версия топика:
Сказки стран ЮВА -> Китай, Япония, Корея, Таиланд, Вьетнам


Страницы: [1]

Хуаниttа traхх de Kончиtta
Все мы в детстве 2.gif читали какие-либо народные сказки, правда?
Какие Вам нравились больше всего? Каких героев Вы любили?

Вы сейчас их помните?) Давайте вспоминать... read.gif

В данной теме можно также выкладывать недлинные сказки:
- японские;
- китайские;
- корейские;
- тайландские;
- вьетнамские.

P.S.: не забывайте указывать название сказки.
Хуаниttа traхх de Kончиtta
Вот, например одна из сказок, которую я читала ещё в детстве и помню до сих пор) 08.gif

Иссумбоси (японская сказка)

В давние времена в провинции Сетцу, в деревне Нанива, жили-были муж с женой. Всего у них было вдоволь, только вот беда — детей они не имели. Стали они усердно молить божество Сумиёси, чтобы послало им хоть какое-нибудь дитя, пусть даже величиною с палец.

И вот вскоре родился у них маленький мальчик. Обрадовались муж с женою. Принялись растить сына, да только не растет малыш: как был, так и остается не больше пальца. Поэтому дали ему имя Иссумбоси.
Минуло Иссумбоси семь лет, а он все такой же. Едва выйдет на улицу, соседские дети кричат:
— Смотрите, вон эта горошина катится! Осторожно, не наступите на него!
А Иссумбоси только улыбается.
Но вот исполнилось Иссумбоси шестнадцать лет. Пришел он однажды к родителям и просит:
— Отпустите меня из дому.
— Куда это ты собрался? — удивился отец.
— Хочу в Киото поехать.
— Что же ты будешь делать в Киото?
— В столице Японии, в Киото, сам император живет, дело найдется. Хочу я испытать свою судьбу.
— Ну что ж, ступай, — согласился отец. Обрадовался Иссумбоси и принялся за сборы в дорогу. Попросил он у матери швейную иглу, сделал для нее рукоять, смастерил ножны из соломинки — получился меч. Заткнул его Иссумбоси за пояс. Потом нашел маленькую деревянную чашку, приспособил ее под лодку, а из палочек для еды выстрогал весла.
— Ну, прощай, отец, прощай мать. Счастливо вам оставаться!
Сел Иссумбоси в свою лодочку и поплыл вверх по реке Едогава. Плыл он медленно: чуть ветер набежит или дождь пойдет, того и гляди опрокинется лодочка. В такую погоду одно оставалось Иссумбоси: прятаться в щель между прибрежных камней или сидеть под мостом у свай; там он и отдыхал. Так плыл он месяц и наконец прибыл в местечко Тоба, а оттуда до Киото рукой подать.
Много улиц в Киото. Пышные экипажи, толпы нарядных прохожих; вечный шум и оживление. Вот она, столица Японии!
Растерялся Иссумбоси. Забыв обо всем на свете, бродил он по большому городу и незаметно для себя очутился перед дворцом с красивыми воротами.
«Не иначе как живет здесь знатный вельможа, — подумал Иссумбоси. — Пойду служить к нему».
И в самом деле принадлежал этот дворец Сандзе, первому министру императорского двора.
Вошел Иссумбоси во дворец и что было мочи крикнул:
— Здравствуйте, хозяева!
Случайно министр находился в передней и услышал возглас. Вышел он, посмотрел — никого нет. «Что за чудеса?» — думает вельможа. Стал он осматривать прихожую и вдруг внизу, где стояли в ряд асида (японские деревянные сандалии на высоких подставках), увидел маленького человечка величиной с палец.
— Это ты кричал? — удивился министр.
— Я.
— Кто же ты такой?
— Я из деревни Нанива, а зовут меня Иссумбоси.
— Ив самом деле Иссумбоси! Зачем же ты пришел ко мне?
— Я приехал в Киото счастья искать. Возьмите меня во дворец, буду служить вам исправно.
— Вот забавный малыш! Что ж, оставайся! — согласился министр.
И стал служить Иссумбоси во дворце у министра. Хоть ростом он был невелик, но все поручения выполнял внимательно и усердно. В любом деле выказывал он ум и сообразительность, и вскоре все в доме его полюбили. Только и слышно было: «Иссумбоси! Иссумбоси!»
Но больше всех любила его дочь министра, тринадцатилетняя красавица. Иссумбоси втайне вздыхал по ней, но ничего не говорил, боялся, что его засмеют и прогонят. Просто служил он ей верно, и были они неразлучны.
И вот однажды пошла дочь министра на поклонение в храм богини милосердия. Как всегда, она взяла Иссумбоси с собой. На обратном пути к дому вдруг откуда ни возьмись выскочили на дорогу два огромных черта, преградили им путь и протягивают свои страшные лапы к девушке.
Насмерть перепугалась девушка, пустилась бежать. А черти за ней, вот-вот догонят и схватят! Но тут под ноги чертям бросился Иссумбоси.
— Эй, вы! Не видите разве, кто идет? — громко закричал он. — Это дочь Сандзё, первого министра императорского двора. Убирайтесь прочь! Дорогу!
Удивились черти: откуда такой голосок слышится? Поглядели под ноги, видят: стоит маленький человечек в воинственной позе и размахивает иголкой, словно мечом.
Громко захохотали черти:
— Ха-ха-ха! Такая козявка и еще грозит нам! Да мы тебя проглотим со всеми потрохами!
С этими словами схватил один из них Иссумбоси, сунул его в рот и проглотил. Попал Иссумбоси с мечом в руках прямо к черту в живот. Стал он там бегать да колоть иглой во все стороны. Не вытерпел черт. От резкой боли дыхание у него захватило, взвыл он, катается по земле. Наконец вздохнул поглубже и вместе с воздухом выбросил Иссумбоси наружу.
А Иссумбоси взмахнул своим мечом и опять на черта бросился.
— Ах ты, наглец! Вот я тебя!—закричал другой черт, схватил Иссумбоси и сунул себе в рот.
А Иссумбоси пробрался через горло в ноздри, а из ноздрей в глаза и давай колоть черта в зрачки.
От страшной боли подпрыгнул черт вверх, и от этого толчка вылетел Иссумбоси из его глаза на землю.
Испуская дикие вопли, бросился черт бежать. А второй за ним следом.
— Ну что, получили? — кричал им вслед Иссумбоси. — Эх вы, а еще чертями называетесь! Жалкие козявки, вот вы кто! Смотрите, в другой раз не попадайтесь!
Вернулся он к перепуганной девушке, помог ей прийти в себя. Очнулась она и говорит:
— Спасибо тебе! Спас ты меня от лютой смерти. Как придем домой, я обо всем расскажу отцу; он тебя щедро наградит.
Весело направились они во дворец, но тут вдруг попалась им под ноги небольшая колотушка.
— Откуда она здесь? — удивилась девушка.
— Должно быть, черти второпях обронили, — поднял Иссумбоси колотушку, повертел, посмотрел.
— Э-э! — говорит. — Кажется, это не простая колотушка, а волшебная. Стоит такой постучать, сбудется все, что ты пожелаешь. Вот я сейчас попробую настучать себе рост!
Взмахнул он колотушкой и говорит:
— Иссумбоси, стань большим! Стань таким, как все!
Стукнул раз колотушкой — и сразу вырос на целый сяку (1 сяку = примерно 30 сантиметров). Стукнул другой —вырос еще на три сяку. Стукнул третий раз — и стал рослым красивым юношей.
Несказанно обрадовался Иссумбоси, рада была и девушка. Пришли они домой, рассказали о случившемся. Все восхваляли подвиг Иссумбоси и изумлялись его чудесному превращению.
Весть об этом дошла до императора. Позвал он к себе во дворец Иссумбоси, одарил его разными дарами и пожаловал ему чин военачальника. А спустя некоторое время отдал первый министр свою дочь Иссумбоси в жены. Приехали к Иссумбоси отец и мать из Нанива, и зажили они все вместе дружно и весело.
Хуаниttа traхх de Kончиtta
Дурак Ётаро (японская сказка)

В одной деревне жила женщина с сыном. Сына звали Ётаро. Он был тихий и послушный мальчик: не шалил, не проказил, старался всем услужить, но только был очень недогадлив.

Однажды мать сказала ему:
- Ётаро, я пойду на речку бельё полоскать, а ты посмотри за рыбой. Она на кухне, а там сидит кот.

Мать взяла корзину с бельём и пошла на речку. А Ётаро сейчас же побежал на кухню, посмотрел по сторонам и увидел на полке блюдо с рыбой.

“Не могу я сидеть, задрав голову, и всё время смотреть на полку! - подумал Ётаро.- Лучше поставлю блюдо на пол”.

Ётаро так и сделал: поставил блюдо с рыбой на пол, а сам уселся рядом и не моргая стал смотреть на рыбу. Про кота он и забыл. А кот в это время подкрадывался к рыбе всё ближе и ближе. Подобрался к самому блюду, ухватил лапой рыбью голову и стащил её на пол. Ётаро и не пошевелился. Кот съел рыбью голову, стащил с блюда рыбий бок и тоже съел. Так понемногу он съел всю рыбу. На блюде остался один только рыбий хвост.

Наевшись досыта, кот отошёл в сторону, свернулся в клубок и уснул.
“Вот теперь мне и смотреть не на что! - подумал Ётаро. - Рыбы на блюде больше нет. Пойду-ка я во двор, погуляю немножко”.

Ётаро выбежал из дому, а навстречу ему мать с бельём.
- Ётаро, что ты делаешь во дворе? - спросила мать. - Я же тебе велела смотреть за рыбой.

- Я и смотрел.
- Отчего же ты убежал из кухни?
- А мне больше не на что было смотреть. От рыбы один хвост остался.
- А где же вся рыба?
- Кот съел.
- А ты что делал?
- А я на рыбу смотрел. Ты велела мне смотреть, я и смотрел.
- Ах, какой ты у меня глупый! - сказала мать. - Как ты не догадался крикнуть коту “брысь”. Кот бы убежал, и рыба осталась бы цела.

- Верно, - сказал Ётаро.- В другой раз буду умнее.
На другое утро мать сказала:
- Ётаро, сходи на огород, посмотри, поспела ли редька. Да заодно погляди, не едят ли гусеницы капусту.

Ётаро сейчас же побежал в огород. Видит, редька и в самом деле поспела. Уже кое-где из земли торчат белые головки. Зато капуста вся изъедена. На листьях её сидят большие зелёные гусеницы.

Ётаро посмотрел на гусениц и подумал:
“Теперь-то я знаю, что мне делать. Надо прогнать гусениц с капусты”.
И он закричал во весь голос:
- Брысь! Брысь!
Гусеницы и не пошевелились.
- Брысь! - ещё громче крикнул Ётаро.
Но, как он ни кричал, гусеницы спокойно сидели на листьях. Ётаро заплакал и побежал к матери.

- Чего ты плачешь? - спросила мать.
- Как же мне не плакать? Гусеницы едят нашу капусту. Я кричал им “брысь, брысь”, а они не слушаются.

- Какой ты глупый! - сказала мать. - Разве гусеница и кошка одно и то же? Надо было убить их, вот и всё.

- Верно, - сказал Ётаро. - В другой раз буду умнее.
В тот же день после обеда Ётаро сказал матери:
- Сегодня у нас в деревне представление - борцы приехали. Можно мне пойти посмотреть на них?

- Можно, - ответила мать. - Только не толкайся в толпе и веди себя повежливее.

Ётаро обрадовался и побежал к деревенскому храму. Там во дворе уже шло представление. Посреди двора был выстроен дощатый помост, и на нём боролись два больших, толстых человека. Вокруг помоста толпились зрители. Вся деревня сбежалась на представление, и поэтому во дворе было очень тесно и жарко. У всех зрителей в руках были круглые бумажные веера, разукрашенные чёрными знаками. Веера тихо шелестели, и по всему двору проносился лёгкий ветерок.

Ётаро пришёл поздно и оказался в самом конце двора. Ему ничего не было видно, кроме затылков и спин зрителей. От нечего делать он стал рассматривать затылки. И тут он увидел розовую, блестящую, будто покрытую лаком, лысину. На самой её середине на единственном волоске сидела большая чёрная муха.

“Муха сидит на лысине совсем как гусеница на капусте, - подумал Ётаро. - Она съест последний волос старика. Надо её поскорее убить. Это будет очень вежливо”.

Ётаро высоко поднял свой веер и хлопнул старика по затылку. Муха сейчас же перелетела на голову другого соседа. А старик охнул и обернулся. Увидев Ётаро, он сердито закричал:

- Как ты смеешь драться, негодный мальчишка! И, размахнувшись, он больно ударил Ётаро по щеке.

Ётаро заплакал, щека у него вздулась и покраснела. С плачем выбрался он из толпы и побежал домой к матери.

- Что ты так рано вернулся? - удивилась мать.
- Из-за моей вежливости меня побили, - сказал Ётаро. - Я хлопнул одного старика по голове веером, чтобы убить муху, а он рассердился и поколотил меня.

- Ах, какой ты глупый! - сказала мать. - Зачем же ты хлопнул старика по голове? Надо было помахать веером, муха бы и улетела.

- Верно, - сказал Ётаро. - В другой раз буду умнее.
На другой день в деревне случился пожар. Ётаро никогда в жизни не видел пожара и побежал со всех ног смотреть, как горит дом. Ещё издали он увидел жёлтое пламя в густом чёрном дыму. По всей улице бегали и суетились люди. Ётаро добежал до горящего дома и остановился на другой стороне улицы.

Вдруг раздался грохот, и во все стороны полетели искры: это обвалилась горящая балка. Одна искра перелетела через улицу и упала на бумажное окно, у которого стоял Ётаро.

- Ой, ой! - закричал Ётаро. - Надо прогнать искру, а то от неё загорится весь дом.

Он вытащил из-за пояса веер и стал махать им изо всей силы. От этого искра ещё сильнее разгорелась и бумага начала тлеть.

Люди, которые жили в доме, заметили, что бумага у них на окне дымится, испугались и выбежали на улицу.

Тут они увидели Ётаро, который стоял у окна и раздувал веером огонь. Люди так рассердились на него, что вырвали у него из рук веер и хорошенько отколотили Ётаро. А загоревшуюся бумагу сейчас же залили водой.

Испуганный и заплаканный, Ётаро поплёлся домой.
- Что с тобой случилось? - спросила мать, увидев заплаканного сына.
- Меня опять побили, - сказал Ётаро, плача. - Я хотел согнать искру с бумажного окна, чтобы не загорелся дом, и стал махать на неё веером, а у меня отняли веер и поколотили.

- Ну и глупый же ты, - сказала мать. - Разве можно тушить искру веером? Огонь надо заливать водой.

- Это верно, - ответил Ётаро. - В другой раз буду умнее.
На следующий день утром Ётаро пошёл погулять. Он дошёл до самого края деревни. А на краю деревни стояла кузница. Дверь в неё всегда была открыта настежь, а внутри целый день полыхало пламя. Перед огнём раскачивались взад и вперёд два парня. Они били по раскалённому железу молотами на длинных ручках. Когда молот ударял по железу, во все стороны сыпались искры.

Ётаро остановился перед дверью и заглянул внутрь.
- Опять пожар! - обрадовался Ётаро. - Ну, теперь я знаю, что делать.
Он набрал полное ведро воды и вылил его в огонь. Кузнецы сначала только рты разинули. А когда вода в пламени зашипела, они набросились на Ётаро, надавали ему тумаков и вытолкали на улицу. С громким плачем побежал он домой.

- Что опять случилось? - спросила мать.
- Опять побили меня, - сказал Ётаро. - Я проходил мимо кузницы, а там горел огонь и сыпались искры, совсем как на пожаре. Я хотел залить огонь водой, как ты мне велела, а кузнецы рассердились и побили меня.

- Ну и глупый же ты! -сказала мать. -Ведь в кузнице огонь нужен для работы. Разве ты не видел, как там кузнецы бьют молотами по железу? Уж если ты хотел им помочь, так делал бы то же, что и они.

- Верно, - сказал Ётаро.- В другой раз буду умнее.
Через два дня, когда царапины и синяки у Ётаро зажили, он пошёл опять гулять. Только отошёл он от дома, как увидел двух парней, которые колотили друг друга палками.

“Надо им помочь!” - подумал Ётаро.
Он поднял с земли толстую суковатую палку и что есть силы ударил сначала одного, потом другого парня по голове.

Парни сейчас же перестали драться, и оба накинулись на Ётаро. Они были старше и сильнее его, да к тому же их было двое. Они так больно избили Ётаро, что он еле дотащился до дому.

- Что с тобой? - спросила мать. - Опять тебя побили?
- Опять, - сказал Ётаро. - Я увидел на улице двух парней. Они били друг друга палками. Я стал им помогать, а они оба вдруг набросились на меня и давай меня колотить.

Мать только рукой махнула:
- До чего же ты глуп, Ётаро! Ведь тут надо было не помогать, а разнимать.
- Верно, - сказал Ётаро. - В другой раз буду умнее.
Семь дней после этого сидел Ётаро дома, боялся показаться на улицу. Но на восьмой не утерпел и пошёл погулять.

Вышел он на улицу и видит: посреди дороги грызутся две собаки.
Ётаро остановился и закричал:
- Перестаньте драться!
Собаки его, конечно, не послушались. Тогда Ётаро подбежал к ним, ухватил их обеих за хвосты и стал растаскивать в разные стороны. Собаки ещё больше рассвирепели, зарычали и вцепились бедному Ётаро в икры. Если бы прохожие не подоспели на помощь, собаки разорвали бы его в клочья.

Едва живой вернулся Ётаро к матери.
Мать посмотрела на него и ничего уж больше не сказала.
Дурака учить - только время терять.
=Freedom=
Мышиное сумо (японская сказка)

Давным-давно в одной деревушке жили бедные старик со старухой.
Однажды старик отправился в горы за дерном. Только он собрался было отдохнуть, как невдалеке услышал слабый писк. Старик удивился и пошел в ту сторону, откуда доносились звуки. Там на полянке он увидел, как боролись две мыши — худая и толстая.
Спрятавшись в тени дерева, старик стал наблюдать за борьбой и разглядел, что худая мышь — из его собственного дома, а толстая — из дома известного деревенского богача. Конечно, мышка из его дома была слабее, и мышь богача легко ее опрокидывала. Старику стало жаль свою мышку.
Вернувшись домой, он рассказал старухе о том, что видел в горах.
— Очень жаль нашу бедную мышку. Давай приготовим моти и покормим ее, чтобы у нее прибавилось силы, — сказал старик.
Они наготовили моти и положили в углу на кухне.
На следующий день старик опять пошел в горы за дерном. Когда за деревьями снова послышалось попискивание, он подошел к полянке и увидел там тех же двух мышей, занятых борьбой. Как и накануне, он стал наблюдать за ними из-за дерева, но теперь мышь из его дома уже не была такой слабой, и победа не склонялась ни на чью сторону.
Но вот мышь из дома богача, немного передохнув, спросила:
С чего это ты сегодня вдруг стала такая сильная?
Вчера вечером я съела целую гору моти, вот у меня и прибавилось сил, — задорно ответила мышь из дома старика.
В таком случае я приду к тебе сегодня вечером, и ты досыта накормишь меня моти, хорошо? — спросила мышь богача.
Это не так просто сделать. Старик и старуха хорошие и добрые люди, но они очень бедны, и такого угощения, как моти, у них самих-то почти не бывает. Если хочешь наесться досыта, принеси побольше денег, и тогда старик со старухой наготовят тебе целую гору моти.
Слушая этот разговор, старик смеялся до колик. Потом он быстро спустился с горы и, придя домой, передал старухе весь услышанный им разговор мышей. Старуха тоже посмеялась от души.
Они достали весь рис, какой только нашелся у них в доме, и настряпали столько моти, что и двум мышам съесть их было бы не под силу. Затем они положили моти на кухне в углу.
— Раз уж они затеяли сумо, то, хоть они и мыши, им необходимы фундоси, — сказала старуха.
Сделав из кусочков красной материи два маленьких фундоси, она аккуратно положила их возле горки моти.
В этот вечер мышь из дома богача, взвалив на спину мешок с деньгами, принесла его на кухню к старику. Поджидавшая ее здесь худенькая мышка Стала помогать ей переносить деньги из дома богача к старику. Три раза ходили мыши за деньгами, хоть и не близко это было. Наконец в углу кухни старика образовались две горки монет, нисколько не уступавшие двум горкам моти, приготовленным для мышей.
Тогда обе мыши не спеша принялись уплетать моти. Наевшись досыта, мышь из дома богача сказала:
— Спасибо за угощение. Благодаря вашим заботам завтра будет еще более интересное состязание. До свидания.
На следующий день старик, довольный собой, поднимался на гору. «Чем же закончится сегодняшняя борьба?» — размышлял он.
Приблизившись к месту борьбы, он, как и ожидал, услышал, что с полянки раздаются бодрые выкрики, непохожие на прежний писк.
Предвкушая увлекательное зрелище, старик занял свое обычное место в тени дерева. И его мышь и мышь из дома богача были в фундоси, отчего выглядели, как заправские борцы.
Съеденные накануне вечером моти придали обеим мышам одинаковую силу: они то схватывались, то расходились, то, вновь схватившись, отчаянно пищали и опять расходились, но, сколько ни старались, ни одна из них не могла взять верх.
А старик с того времени благодаря деньгам, принесенным мышами, стал очень богатым человеком.
Хуаниttа traхх de Kончиtta
Чьё сокровище лучше (японская сказка)

Некий князь имел множество диковинных сокровищ. Чего только у него не было: и рога бородатого льва, и рыбий пуп, и веер тэнгу и даже набедренная повязка бога грома Каминарисама!

Князь очень гордился своими сокровищами. Но предметом его особой гордости был золотой петух. Хотя он и был сделан из золота, выглядел петух совсем как настоящий. Каждый день, едва лишь начинало светать, он выкрикивал три раза: "Кукареку!"

Самым большим наслаждением для князя было время от времени вынимать свои сокровища и рассматривать их. Драгоценностями, которые ему особенно правились, он никогда не уставал любоваться.

Было у князя восемь главных слуг, И каждый из них, как и подобало княжеским слугам, тоже имел свое сокровище - какую-нибудь редкость, которой гордился.

И вот однажды князь созвал этих слуг и сказал им:
- Вот что: завтра вечером я устраиваю смотр сокровищ. Приходите все в замок со своими драгоценностями. Тот, чье сокровище окажется лучшим, получит щедрую награду.

Слуги обрадовались:
- "Смотр сокровищ"! Вот интересно!
- Награду получу я!
- Ну, уж нет - я!
Так переговариваясь, разошлись они по домам.
Наступил вечер следующего дня. Князь достал золотого петуха и стал ждать слуг с их редкостями.

Вскоре появился первый слуга. Он принес свое сокровище - "глаз дракона".
Второй слуга принес маленький череп.
- Вот череп теленка, - самодовольно сказал он. Третий слуга принес ведьмин фонарь. Четвертый - желудок барсука. Пятый - ботинки для воробья. Шестой - крылья и лапки голубя-вертуна. Седьмой - искусственное ухо для глухого.

Один за другим собрались со своими диковинками семеро слуг и стали ждать восьмого, но он все не появлялся.

- Где же он? Что с ним приключилось?
- Ему, наверное, нечего показать!
- Поэтому он и не пришел! Жаль, но... Пока семеро слуг вели такой разговор, появился восьмой слуга. Он почтительно поклонился князю.

- Я опоздал, нет у меня никакого оправдания.
- Потом будешь извиняться. Покажи скорее, какое сокровище ты принес?
- Да, да... Только у меня нет такого сокровища, которое можно назвать особенным. Я не знал, что мне принести сегодня вечером, и взял с собой сокровище самое обыкновенное.

- Хо! Обыкновенное сокровище? Что это еще такое? Показывай скорее!
- Я оставил его перед воротами замка.
- Что же ты, иди скорей за ним!
- Да, да. Сейчас!
Восьмой слуга пошел и сразу же вернулся со своим сокровищем. Это были четыре послушных мальчика и четыре прехорошенькие девочки. Дети стали парами и вежливо поклонились.

Весь большой зал посветлел от сияния оживленных детских лиц. А золотой петух князя и диковинки его слуг сразу потускнели.

- М-да... - вздохнув, заговорил князь, - в самом деде, это замечательное сокровище. Прекрасные дети! Чего уж обыкновенное, - а рядом с ними наши редкости и драгоценности все равно, что мусор. Я завидую тебе, потому что у тебя есть первое сокровище Японии - дети. Ты победил. Первая награда принадлежит тебе. Поздравляю! Поздравляю!

Услышали другие слуги слова князя, и им стало стыдно. Низко опустили они головы и долго не поднимали их.
Хуаниttа traхх de Kончиtta
Ивовый росток (японская сказка)

Хозяин достал где-то ивовый росток и посадил у себя в саду. Это была ива редкой породы. Хозяин берёг росток, сам поливал его каждый день. Но вот хозяину пришлось на неделю уехать. Он позвал слугу и сказал ему:

- Смотри хорошенько за ростком: поливай его каждый день, а главное - смотри, чтобы соседские дети не выдернули его и не затоптали.

- Хорошо, - ответил слуга, - пусть хозяин не беспокоится.
Хозяин уехал. Через неделю он вернулся и пошёл посмотреть сад. Росток был на месте, только совсем вялый.

- Ты, верно, не поливал его? - сердито спросил хозяин.
- Нет, я поливал его, как вы сказали. Я смотрел за ним, глаз с него не спускал, - ответил слуга. - С утра я выходил на балкон и до самого вечера смотрел на росток. А когда становилось темно, я выдёргивал его, уносил в дом и запирал в ящик.
allka4
Дипломатия


Было объявлено, что казнь совершится в яшийки самурая, Яшийки представлял собой не просто двор: он был похож скорее на сад, вдоль высоких деревянных стен которого живописными группами росли приземистые сосны. Откуда-то из-под стены, огибая деревья, вытекал ручей. Извиваясь между камней, он сперва терялся среди цветов и папоротника, но вскоре вновь выдавал себя веселым журчанием и, поблескивая на солнце, вливался в небольшой пруд перед домом. Дорожка, ведущая от открытой террасы, взбиралась на горбатый мостик, сооруженный из покрытых мхом тонких стволов деревьев, и миновав его упиралась в широкое, посыпанное мелким речным песком пространство. Эта дорожка была выложена плоскими камнями тоби-иши. Послышался шум. Это вооруженные слуги привели осужденного на песчаную площадку. Его руки были связаны за спиной. Другие слуги принесли две деревянные бадьи с водой и мешки из рисовой соломы, наполненные мелкими камнями. Сильным рывком несчастный был брошен на колени и проворно обложен мешками так плотно, что не мог даже пошевелиться. Из дома вышел самурай. Он подошел, внимательно оглядел все приготовления, проверил, надежно ли зажато мешками тело жертвы и, не сделав ни одного замечания, удовлетворенно кивнул головой. Неожиданно приговоренный человек крикнул ему:

— Сиятельный господин мой, оплошность, за которую меня приговорили к смерти, я совершил без злого умысла. Ведь я необразованный человек и по своей темноте сделал ошибку. Я недалек умом от рождения, на то была воля кармы, поэтому я не всегда знаю, что получится в результате моих действий. Но казнить человека лишь за то, что он глуп, — несправедливо, а за всякой несправедливостью следует возмездие. Я знаю, что вы меня все равно убьете, но и вы знайте, что я буду отмщен. Из того, что вы совершите, выйдет дух мести, ибо дьявол вызывает дьявола.

Если будет убит человек, испытывающий неутолимую жажду мести, то дух погибшего неотвратимо настигнет убийцу и ужасно отомстит ему. И это самурай знал. Поэтому он ответил очень кротко, почти ласково: — Ты нас очень испугал своими словами о том возмездии, которое сулишь нам после своей смерти. Но, с другой стороны, нам трудно поверить в то, что ты говоришь. Давай условимся, что ты подашь нам какой-нибудь знак, который и подтвердит, что твое последнее желание — желание отомстить — сбудется после того, как твоя голова будет отрублена. Сможешь ли ты сделать это?

— Конечно, конечно, я смогу, — ответил человек, обложенный мешками.

— Ну что ж, вот мы и договорились, — сказал самурай, вытаскивая свой длинный меч. — Сейчас я отрублю тебе голову. Видишь ли ты прямо перед собой каменную плиту тоби-иши? Так вот, после того как твоя голова будет отрублена, пусть она попробует ее укусить; и если твой разгневанный дух поможет ей Это сделать, то кое-кто из живых может ужаснуться тому, что с ним потом произойдет…

— Итак, ты постараешься укусить камень?

— Я укушу его! — вскричал осужденный. — Я укушу его! — вскричал он еще ра з, вне себя от злобы. — Я уку…

Вспыхнула сверкающая на солнце дуга меча, со свистом рассекающая воздух, затем раздался короткий хрустящий звук. Связанное тело, зажатое мешками, осталось неподвижным, из обрубка шеи взметнулись две черные струи крови, а голова покатилась по песку. Тяжело подпрыгивая, вращая глазами, высунув язык, она катилась прямо к камню, затем, неожиданно подскочив, она схватила верхний его край зубами, отчаянно стиснула на какой-то миг и в бессилии отпала.

От ужаса онемели даже самые болтливые из слуг. Все столпились вокруг своего хозяина. Сам же он казался совершенно невозмутимым. Спокойно передал свой меч ближайшему помощнику, и тот деревянным черпаком стал лить воду из бадьи на лезвие меча. И все так же молча смотрели, как от его рукояти к концу и потом на землю стекает постепенно светлеющая розовая струя. После этого самурай все так же спокойно и заботливо протер сталь несколько раз листами мягкой бумаги.

…Так закончилась церемониальная часть случившегося.

После этого в течение многих долгих месяцев слуги и все домашние жили в неуемном страхе, ожидая посещения разгневанного духа. Никто из них ни на миг не сомневался, что их постигнет обещанное возмездие. Постоянный ужас, поселившийся в их душах, заставлял людей слышать и видеть такое, чего на самом деле вовсе не существовало. Их приводили в панику звуки ветра в зарослях бамбука, они даже днем пугались игры теней листьев в саду. В конце концов, посовещавшись, все решили обратиться к хозяину с просьбой позвать священника для того, чтобы он прочел Сегаки, с помощью которой они надеялись умилостивить разгневанного духа.

— Абсолютно ни к чему, — флегматично ответил самурай, когда его управляющий передал общее пожелание.

— Я, разумеется, понимаю, что последнее желание или намерение умирающего человека, связанное с возмездием, может явиться причиной опасений. Но в нашем случае опасаться нечего.

Слуги смотрели на своего хозяина с безмолвным недоумением, опасаясь спросить о причине такой безмятежной уверенности.

— О, причина достаточно проста, — заявил самурай, уловив невысказанное сомнение. — Неужели вы не знаете, что только самое последнее желание того бедняги могло быть для нас опасным? И когда я уговорил его дать нам знак, я отвратил его сознание от мысли о мести. Он умер, имея только одно намерение: укусить каменную плиту, — и это намерение он действительно оказался в силах выполнить. Но ничего больше, кроме этого. У него просто не осталось времени подумать о мести. Так что теперь у вас нет нужды беспокоиться по этому поводу.

И действительно, умерший их не беспокоил.

И ничего больше не случилось.

Страницы: [1]

Китай, Япония, Корея, Таиланд, Вьетнам -> Сказки стран ЮВА





Frank Casino Club